Меню

Бошки траву в Семенове

Книга заблокирована по одной из причин:

  • Скорее всего (на 99%) эта книга заблокирована в связи с жалобой от правообладателя.
  • Некоторые же книги могут содержать информацию, распространение которой в Российской Федерации запрещено (Федеральный закон от 25.07.2002 № 114-ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности». Федеральный закон от 27 июля 2006 г. N 149-ФЗ "Об информации, информационных технологиях и о защите информации"). Полный список этих книг можно найти на сайте Минюста Федеральный список экстремистских материалов











    . ActionTeaser.ru - тизерная реклама 2012 - 2016 © КулЛиб - Классная библиотека! Электронная библиотека по принципу Wiki. Загрузить и скачать книги бесплатно! Скачать книгу в формате на выбор: fb2, txt, html, rtf, epub, mobi.

    Люблю стихи Есенина. В молодости — пел над ними. Седой — над ними плачу. Жизнь и Бог выслали Сергея Есенина на “линию русского рубежа”, вперед за много лет предчувствуя нашествие на русских интернациональной орды, окартавившей наш певучий язык, иссушившей нашу русскую стать и удаль.

    Есенин — продолжение молитвы. Молитву запретили, церковь разрушили, и Есенин заговорил в русском народе совестью, врачевальным березовым шорохом, а иногда — огненным громом русской необъятной дали. И язык наш — наша природа, родниковый миф! Сорим, травим, атомостанции в нем взрываем — никак не угробим до конца. Сильнее нашего разгильдяйства, пьянства, предательства — язык наш.

    Мой хутор, горная Ивашла, трепетал, возбуждаемый орлиными криками и медвежьим рыком. Лоси, решительные и бородатые, как писатель Борис Можаев, клали морды на подоконник и мычали, пока не попотчует их аккуратная молодуха ша-нежкой или вареной картофелиной. Волки по ночам выли и терроризировали нас, как демофашисты: зазевался — последнюю овечку зарежут, а тебя преследовать кинутся, хищники.

    Петухи у завалинок, у ворот дрались насмерть. В июне соловьи звенели, кукушки ликовали. В июле и августе клубника, малина, смородина, вишня, черемуха, калина сыпались в пригоршни, кузова распирались, обдавая нас томительно-волнующим духом.

    Отец по чириканью и писку угадывал любую пернатую кроху, любой цветок и травину знал. Мать по вечерам долго молилась. Отец к Богу сдержанно относился, но матери не мешал.

    Мать читала мне, мальчишке, стихи Дрожжина, Сурикова, Кольцова, Никитина, Некрасова, Тютчева, Фета, даже — Есенина. Вырастая, я радостно обнаруживал эти стихи в книгах. Трудился я по-серьезному, — отец с войны приехал на костылях, дедушка стар, а братья мои погибли, — лет с шести — девяти трудился, а с десяти — в сорокаградусный мороз из тайги дрова на санях, запрягши лошадь, возил. Пахал огороды — подряд, лет с одиннадцати. Очередь хуторяне устанавливали: ровно пахал.