Меню

Анашу в Южно-Сахалинске

До недавнего времени многие считали, что наркологическая клиника или просто лечение зависимости не имеют никакой перспективы. На самом же деле эффект есть, но он никак не связан с медикаментозными методами реабилитации и использованием лекарственных препаратов для восстановления организма. С длительным применением наркотиков или спиртного, токсины, содержащиеся в них, полностью уничтожают личность. Поэтому при лечении зависимости больному важно работать с психологами, наркологами и психиатрами.

Центр наркозависимых в Южно-Сахалинске предлагает комплексный реабилитационный курс, который поможет избавиться от алкоголизма и наркомании без страха рецидива. Срок программы зависит от стадии заболевания пациента: чем дольше он был подвержен болезни, тем длительнее будет срок лечения. Тем не менее, период реабилитации может иметь подвижные сроки, смотря, как человек будет адаптироваться к новому образу жизни.

Какую помощь может вам оказать наркологическая клиника в Южно-Сахалинске? При срочном вызове мы можем организовать помощь и на дому пациента, в частности: отрезвление, детоксикация, прерывание абстинентного синдрома, лечение наркотической и алкогольной интоксикации. После этого больному все же лучше пройти восстановление организма в центре реабилитации наркозависимых. Именно здесь будет обеспечен комплексный подход в кругу целой команды врачей, которые специализируются по направлениям:

В ходе терапии нами учитываются как пожелания самого пациента, так и его членов семьи. Наркологический центр применяет самые современные методы и усовершенствованное оборудование. Все технологии применяются исходя из особенностей и черт характера каждого пациента. Учитывается не только, как долго он употреблял крепкие напитки или наркотики, но и что он пробовал, как это повлияло на его поведение, успеваемость в школе или на работе, память и так далее.

Наркологический центр в Южно-Сахалинске стал одним из самых популярных в России благодаря своим успешным и современным методам работы с зависимыми. Мы добиваемся следующих результатов:

Мы знаем, что наркология в Южно-Сахалинске не редкий случай, но также нередким случаем является успешное выздоровление от зависимости. Для работы с пациентами НВ-Центра наши специалисты выбирают правильные стратегии, тщательно готовятся к каждой консультации, тренингу и занятию. Но также они готовы и к неожиданностям. Вот уже несколько лет нам успешно удается выполнять взятые на себя обязательства.

Была бедовая, разухабистая вечеринка в мою честь. Справляли в "Анне Керн" на Арбате, заведении вычурном, помпезном и претендующем на причастность к литературе. Хмельной Марат, перекрывая шквалы музыки, орал невразумительные тосты. Инга хмурилась, катала в ладонях бокал с замысловатым, в три цвета, коктейлем. А расхристанный дёрганый парень на сцене хрипло вбивал в микрофон "Разрешите мне зайти с козырей".

Разрешите мне зайти с козырей, разрешите мне уйти с молотка и остаться возле ваших дверей не навечно, а хотя бы пока. Я пытался отыскать в речке брод, но — глубокая повсюду вода... Мой знакомый от ворот поворот по старинке не ведет никуда .

Я слышал этот шлягер в сотый, в тысячный раз. В миллионный. Я давно уже перестал воспринимать слова. Они больше не были моими, написанными десять лет назад за ночь. В ту чудовищную, жуткую ночь, когда Инга сказала, что от меня уходит. Слова, наотмашь саданув по болевым центрам, разодрав гортань и разворотив слёзные железы, вырвались из меня, отвесили на прощание пощёчину и ушли жить собственной, не забитой алкоголем и дурью, не заляпанной изменами и выбросами тестостерона жизнью. Через месяц они, умостившись между нотными строками, оделись в музыку и разлетелись по стране. Динамики, заходясь от натуги, швыряли из себя наружу переставшие быть моими слова, и те вторгались, вламывались, ввинчивались людям в ушные раковины, плутали в извилинах мозга и по ним скатывались вниз, в область сердца, туда, где по слухам живёт душа.

В тот момент, когда Марат, осатанев от собственного многословия, бросил идиотский тост и проорал, наконец, "Выпьем, мать вашу"... Когда Инга залпом опорожнила хрустальную усыпальницу трёхцветной экзотики... Когда расхристанный парень на сцене харкнул в микрофон последним переставшим быть моим словом, а музыка, дрогнув в конвульсивном спазме, умерла... В этот самый момент я почувствовал на себе взгляд. Нет, скорее, это был не взгляд, а прострел. Нечто циничное, вкрадчивое нащупало меня, ехидно цокнуло языком, ухмыльнулось, на мгновение замерло, а затем, размахнувшись, полоснуло по грудине хирургическим ланцетом и отсекло сердце. Ухватило его, выдрало аорту, извлекло наружу и принялось изучать.

Я поперхнулся "Немировым", задохнулся страхом и болью. Ополовиненная рюмка выпала из ладони, остатки водки плеснули на скатерть. Сумрачный ресторанный зал накренился вдруг, закачался, и я лихорадочно вцепился в край стола дрожащими пальцами, чтобы не упасть.

Мир поплыл. Кто-то хлопал меня по спине, кто-то кричал, что нужно врача, кто-то тыкался кромкой бокала с водой в губы, но всё это оставило меня безучастным. Неспособный даже двинуться, не в силах вымолвить слова, я завороженно смотрел, как сумрак в дальнем углу зала сгустился и затвердел. Из серого он стал чёрным и замер, но потом закачался, разбух, заклубился белёсым дымом. И из него, из этого вязкого, шевелящегося марева, словно цирковой фокусник после пиротехнического трюка, материализовался вдруг человек.